Кривописание отрезало нас от всей русской литературы до 1917 года